Медико-биологический
информационный портал
для специалистов
 
БИОМЕДИЦИНСКИЙ ЖУРНАЛ Medline.ru

СОДЕРЖАНИЕ ЖУРНАЛА:
Физико-химическая биология

Клиническая медицина

Профилактическая медицина

Медико-биологические науки


АРХИВ:

Фундаментальные исследования

Организация здравохраниения

История медицины и биологии



Последние публикации

Поиск публикаций

Articles

Архив :  2000 г.  2001 г.  2002 г. 
               2003 г.  2004 г.  2005 г. 
               2006 г.  2007 г.  2008 г. 
               2009 г.  2010 г.  2011 г. 
               2012 г.  2013 г.  2014 г. 
               2015 г.  2016 г.  2017 г. 

Редакционная информация:
        Опубликовать статью
        Наша статистика


 РЕДАКЦИЯ:
Главный редактор

Заместители главного редактора

Члены редколлегии
Специализированные редколлегии


 УЧРЕДИТЕЛИ:
Федеральное государственное бюджетное учреждение науки
"Институт токсикологии Федерального медико-биологического агентства"
(ФГБУН ИТ ФМБА России)

Институт теоретической и экспериментальной биофизики Российской академии наук.

ООО "ИЦ КОМКОН".




Адрес редакции и реквизиты

199406, Санкт-Петербург, ул.Гаванская, д. 49, корп.2

ISSN 1999-6314

Российская поисковая система
Искать: 


ТОМ 5, СТ. 61 (стр. 197-199) // Июнь 2004

ПЕРФТОРАН В КОРРЕКЦИИ ИНТРАОПЕРАЦИОННОЙ КРОВОПОТЕРИ У ДЕТЕЙ

Г.В. Гвак, Д.А. Ковальчук, В.Г. Еременко, В.И. Коробейников
Областная детская клиническая больница, Государственный медицинский университет, Областная станция переливания крови, Иркутск


Проведены исследования у (n=91) пациентов, оперированных в плановом порядке с интраоперационной кровопотерей более 15% ОЦК, которым восполнение объёма кровопотери производилось компонентами донорской крови и перфтораном. исследования показали, что применение перфторана позволяет уменьшить число осложнений и расход компонентов донорской крови.

Острая интраоперационная кровопотеря остаётся одним из наиболее частых и опасных осложнений оперативных вмешательств в детской хирургической практике. <Идеальным> средством для протезирования острой кровопотери считается донорская кровь. Однако компоненты крови по-прежнему остаются опасными биологическими продуктами, способными быть источником гемотрансмиссивных заболеваний, причиной развития различных посттрансфузионных реакций и осложнений [2, 3]. Известно, что в процессе хранения кровь подвергается существенным изменениям - в ней повышается содержание натрия, калия, аммиака, фосфатов и глюкозы, нарушается кислотно-щелочное равновесие, увеличивается сродство гемоглобина к кислороду, изменяются морфофункциональные свойства эритроцитов и происходит частичный их гемолиз, появляются микроагрегаты из клеточных элементов [1]. Период хранения крови даже при использовании наиболее современных гемоконсервантов небольшой. Так, например, уже в течение первых 10 суток хранения способность крови к транспорту кислорода существенно уменьшается [1, 2]. Вместе с тем, довольно часто кровь и ее компоненты могут быть недоступны, особенно в экстремальных ситуациях. В немалой степени уменьшение объёмов использования донорской крови связано с возрастающим числом людей, отвергающих возможность переливания крови и ее компонентов по религиозным и иным причинам. Альтернативой компонентам крови в таких случаях может быть использование кровезаменителей с газотранспортной функцией. Эти вещества, замещая одну из основных функций крови - кислородтранспортную, имеют ряд преимуществ. Они универсальны, не требуют изосерологического подбора, практически безопасны в отношении переноса инфекций, имеют длительный срок годности, их можно накапливать в больших количествах и применять немедленно. Традиционные кровезаменители такие, как раствор Рингера, лактосол, полиглюкин, желатиноль, рефортан, стабизол, плазма крови и др., обеспечивают лишь функции поддержания объема кровотока, осмотического давления, ионного баланса и в ряде случаев улучшают лишь реологию кровотока, кислородотранспортная же функция её значительно утрачивается [4, 5]. недоступность компонентов крови, особенно в экстремальных ситуациях, дефицит времени, необходимость исследования крови на трансмиссивные заболевания и индивидуальный подбор крови способствует использованию кровезамещающих препаратов с газотранспортной функцией на основе перфторуглеродных соединений (ПФУ). ПФУ имеют ряд преимуществ перед донорской кровью: их применение не требует определения групповой принадлежности крови, они безопасны в плане переноса инфекций, имеют длительный срок годности. Препараты ПФУ улучшают реологические свойства крови, повышая ее текучесть и, снижая вязкость, увеличивают тканевой метаболизм и газообмен [6, 8]. Малый размер частиц ПФУ обеспечивает доставку кислорода к клеткам ишемизированных тканей через резко суженные микрососуды в условиях нарушенного кровотока. Увеличивая поверхностный заряд эритроцитов, ПФУ предотвращают их агрегацию и, таким образом, улучшают микроциркуляцию. Частицы ПФУ также облегчают проникновение кислорода из эритроцитов в ткани, защищают мембрану эритроцитов от процессов перекисного окисления липидов. Способность эмульсии перфторана к газообмену определяется прежде всего значительной скоростью процессов оксигенации и дезоксигенации ПФУ, огромной суммарной площадью поверхности частиц эмульсии, намного превышающей поверхность эритроцитов в равном объеме крови. Перфторан восстанавливает центральную и периферическую гемодинамику, способствует стабилизации кислотно-основного состояния, повышению антиоксидантной активности плазмы крови. При этом ПФУ как химические вещества обладают биохимической инертностью, не метаболизируются сами и не нарушают клеточный метаболизм [7, 8]. Целью настоящего исследования является обобщение и анализ клинического опыта использования перфторана (ПФ) при протезировании острой интраоперационной кровопотери у детей.

Материалы и методы

Нами был проведён ретроспективный анализ протоколов анестезиологического обеспечения у 91 больного в возрасте от 2 лет до 15 лет при различных видах оперативного лечения с объёмом кровопотери более 15% ОЦК: спленэктомия (11), портокавальное шунтирование (9), удаление новообразований печени (6), почек (9), головного (11) и спинного мозга (8), трепанация при закрытой черепномозговой травме (8), краниотомия (7), торакотомия (11), открытое вправление (9), торакофрениколапаротомия (2). В схеме трансфузионной терапии острой интраоперационной кровопотери в основной группе (n = 47) применялась эмульсия перфторана внутривенно капельно 8,74 - 23,36 мл/кг. В контрольной группе (n = 44) использовалась традиционная трансфузионная терапия с применением эритроцитарной массы и свежезамороженной плазмы в возрастных дозировках. Пациенты обеих групп коррелировались по возрасту, массе тела, виду оперативных вмешательств, тяжести состояния (по версии ASA III - IV) и степени анестезиологического риска III - V (В.М. Балагин, 1987). премедикация, миоплегия, анестезия и параметры ИВЛ в контрольной и основной группах были идентичны. Мониторинг: неинвазивные методы измерения АД (систолическое, диастолическое, пульсовое, среднее), ЧСС ("Protocol", США), SpO2 ("тритон", Россия), температура тела. Исследовались данные клинико-лабораторного мониторинга - Hb, газы крови, электролитный состав плазмы, показатели КОС, лейкограмма, ЛИИ по Кальф - калифу, СОЭ, общий белок, креатинин, мочевина, билирубин.

Результаты и их обсуждение

Проведённый анализ полученных результатов исследования выявил, что исходные показатели в основной и контрольной группах отличаются незначительно. При применении эмульсии перфторана в основной группе - SpO2 97,9+1,3%, АД сист. 107+6 мм рт.ст., АД диас. 77+5 мм рт.ст., ЧСС 102+14 уд. в 1 мин, Hb 95+7 г/л, общий белок 61+5 г/л, другие биохимические показатели крови, показатели газообмена, КОС и электролитный состав плазмы оставались стабильными в пределах возрастной нормы. У больных контрольной группы SpO2 находилась в пределах 95,3+1,7%, АД сист. 98+9 мм рт.ст., АД диас. 73+5 мм рт.ст., ЧСС 113+15 уд. в 1 мин, Hb 106+8 г/л, pCO2 42,5+3,4 мм рт.ст., pO2 67,3+4,4 мм рт.ст., ВВ 38,7+6 ммоль/л, ВЕ -3,4+1,5 ммоль/л, pH 7,32+0,3, К+ 4,75+0,31 ммоль/л, Na+ 144+13,4 ммоль/л, Cl- 94+2,8 ммоль/л, общий белок 67+3 г/л (таблица 1).

Таблица 1. клинико-лабораторные показатели у больных основной и контрольной групп до и после оперативного вмешательства

Показатель

До операции

После операции

Основная группа

Контрольная группа

SpO2,%

98,1+0,9

97,9+1,1

95,3+1,7

АД сист., мм рт.ст.

112+7

107+6

98+9

АД диаст., мм рт.ст.

76+5

77+5

73+5

ЧСС, уд. в 1 мин

94+16

102+14

113+15

Hb, г/л

118+8

95+7

106+8

общий белок, г

69+5

61+5

67+3

pCO2, мм рт.ст

39,6+3,1

37,3+2,6

42,5+3,4

pO2, мм рт.ст

94,1+1,7

94,1+1,7

67,3+4,4



Примечание: p<0,05 по сравнению с исходными показателями.

Показатели лейограммы и ЛИИ по Кальф-калифу до и после трансфузии в основной и контрольной группах, достоверно друг от друга не отличались. СОЭ в контрольной группе была выше, чем в основной, в среднем, на 16,8%. У 22,73% больных контрольной группы отмечалась выраженная гипертермическая реакция, у 9,09% - аллергическая сыпь по типу крапивницы. У больных основной группы побочных реакций не выявлено. Анализ интраоперационного инфузионного обеспечения позволил выявить достоверное снижение числа осложнений в основной группе, в отличие от контрольной, при всех прочих сравнимых условиях. Использование перфторана для инфузионно - трансфузионной терапии острой интраоперационной кровопотери у детей позволило уменьшить количество переливаемых компонентов крови, а в 13,2% случаев (спленэктомия - 3, открытое вправление - 6, торакотомия - 1, трепанация при закрытой черепномозговой травме - 2) совсем отказаться от их применения.

приводим случай из клинической практики. Б-й М., 14 лет, история болезни ©7896, поступил на плановое оперативное лечение по поводу терминального гидронефроза дистопированной правой почки. Анестезиологическое пособие: НЛА с направленной комплексной активацией естественных стресс-лимитирующих систем организма (НКАЕСЛСО) - ГАМК-ергической (ГОМК 20% 100 мг/кг), опиоидергической (даларгин 0,0001% 0,2 мг/кг), антиоксидантной (вит. "Е" 30% 5 мг/кг). На этапе оперативного доступа профузное кровотечение из сосудов ножки параженной почки. Общий объем кровопотери в течении 1,5 часов (время остановки кровотечения) - около 2100 мл, что составило 39% ОЦК.

Интраоперационное восполнение кровопотери: эритроцитарная масса - 500 мл, СЗП - 720 мл, перфторан - 600 мл, рефортан - 750 мл, раствор Рингера - 800 мл, полиглюкин - 400 мл, физиологический раствор - 200 мл, р-р глюкоза 5% - 300 мл - общий объем инфузированных растворов составил 4270 мл.

Интраоперационный мониторинг включал в себя контроль уровня гемоглобина, эритроцитов, гематокрита, SaО2 (диаграмма 1).


Диаграмма 1. Динамика интраоперационного клинико-лабораторного мониторинга

Таким образом, в данном клиническом наблюдении, использование в схеме возмещения острой интраоперационной кровопотери Перфторана, несмотря на массивную кровопотерю позволило, благодаря протезированию кислородотранспортной функции сохранить уровень SpO2 на достаточном уровне и не допустить развития гипоксии тканей.

Выводы:

1. Использование Перфторана в условиях контролируемой интраоперационной кровопотери и возможности ведения пациента на смеси, обогащенной кислородом, является патогенетически обоснованной альтернативой применению препаратов крови и её заменителей.

2. Применение эмульсии Перфторана позволяет минимизировать расход, а в некоторых случаях - отказаться от использования донорской крови и ее компонентов, что ведёт к уменьшению числа осложнений, связанных с трансфузией и риска инфицирования.

3. Осложнений при применении перфторана не отмечено.

Литература

Перфторан в интенсивной терапии критических состояний: Метод. рекомендации/ Под ред. проф. Л.В. Усенко, Е.Н. Клигуненко. - Днепропетровск, 1999. - 56 с.

Перфторуглероды в биологии и медицине. Перфторуглеродные эмульсии (ПФУЭ) в хирургии/ Л.В. Усенко, Е.Н. Клигуненко, А.А. Криштофор, А.В. Царев//Провизор. - 2000. - © l4. - С. 23-26.

Иваницкий Г.Р., Белоярцев Ф.Ф. О развитии фундаментальных и прикладных исследований в СССР по проблеме "Перфторуглероды в биологии и медицине" // Медико-биологические аспекты применения эмульсий перфторуглеродов. Пущине: ОНТИ НЦБИ АН СССР, 1983. С. 7-38.

Воробьев С.И., Кутышенко В.П., Склифас А.Н. и др. Комплементактивирующее действие перфторуглеродных эмульсий // Биосовместимость. 1995. Т. 3. © 1-2. С. 51 -62.

Кокоз Ю.М., Кобринский Е.М., Фрейдин Е.М. и др. Действие газопереносящей эмульсии перфторуглеродов на миокард (ионный транспорт, сократительная активность и чувствительность к медиаторам) // ДАН. 1983. Т. 270. © 2. С. 459-462.

Воробьев С.И., Иваницкий Г.Р., Ладилов Ю.В. и др. Модификация мембран клеток перфторуглеродами как возможный механизм уменьшения степени ишемического повреждения миокарда // ДАН. 1988. Т. 299. © 2. С. 228-230.

Иваницкий Г.Р., Воробьев С.И. Образование подвижных структур в кровотоке - основа функционирования перфторуглеродной "искусственной крови" // Биофизика. 1996. Т. 41. © 1. С. 178-190.

Мороз В.В., Крылов Л.Н., Иваницкий Г.Р. и др. Применение перфторана в клинической медицине // Анестезиол. и реаниматол. 1995. © 6. С. 12-17.


Страница вверх
Свидетельство о регистрации сетевого электронного научного издания N 077 от 29.11.2006
Журнал основан 16 ноября 2000г.
Выдано Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций
(c) Перепечатка материалов сайта Medline.Ru возможна только с письменного разрешения редакции

Размещение рекламы

Rambler's Top100