Медико-биологический
информационный портал
для специалистов
 
БИОМЕДИЦИНСКИЙ ЖУРНАЛ Medline.ru

СОДЕРЖАНИЕ ЖУРНАЛА:
Физико-химическая биология

Клиническая медицина

Профилактическая медицина

Медико-биологические науки


АРХИВ:

Фундаментальные исследования

Организация здравохраниения

История медицины и биологии



Последние публикации

Поиск публикаций

Articles

Архив :  2000 г.  2001 г.  2002 г. 
               2003 г.  2004 г.  2005 г. 
               2006 г.  2007 г.  2008 г. 
               2009 г.  2010 г.  2011 г. 
               2012 г.  2013 г.  2014 г. 
               2015 г.  2016 г.  2017 г. 

Редакционная информация:
        Опубликовать статью
        Наша статистика


 РЕДАКЦИЯ:
Главный редактор

Заместители главного редактора

Члены редколлегии
Специализированные редколлегии


 УЧРЕДИТЕЛИ:
Федеральное государственное бюджетное учреждение науки
"Институт токсикологии Федерального медико-биологического агентства"
(ФГБУН ИТ ФМБА России)

Институт теоретической и экспериментальной биофизики Российской академии наук.

ООО "ИЦ КОМКОН".




Адрес редакции и реквизиты

199406, Санкт-Петербург, ул.Гаванская, д. 49, корп.2

ISSN 1999-6314

Российская поисковая система
Искать: 


ИСТОРИЯ МЕДИЦИНЫ
Учреждения
Персоны
Монографии
Статьи
 
ИСТОРИЯ БИОЛОГИИ
Персоны
Статьи


ЛИЧНЫЕ КОНТАКТЫ МИКРОБИОЛОГОВ И ИММУНОЛОГОВ В 20-30 гг. ХХ ВЕКА

(по автографам на репринтах их архива О.О.Гартоха)
П.Г.Назаров, Т.В.Андрюшкевич
ИЭМ РАМН, Санкт-Петербург
(c.211)

Оскар Оскарович Гартох - один из крупнейших микробиологов, иммунологов и эпидемиологов СССР 30-х годов, профессор, кавалер ордена Св. Станислава 3-й ст. (1912), заслуженный деятель науки РСФСР (1941). Он родился 7 января 1882г. (25 декабря 1881г.) в Петербурге в протестантской семье немецкого инженера, переехавшего в Россию из США для руководства американским заводом. Учился в школе Св. Екатерины (1889-92), гимназии К.Мая в Петербурге (1892-99) и в Боннском университете (1899-1905), где изучал медицину. Год работал врачом в Николаевском детском приюте ведомства учреждений Императрицы Марии, а с 1907-41гг. - в ИЭМе, где прошел путь от внештатного практиканта А.А.Владимирова до руководителя отделом. В 1908-15 и 1924-30 гг. почти ежегодно бывал в немецких лабораториях, где изучал вопросы анафилаксии с Э.Фридбергером и химиотерапии инфекционных болезней с В.Колле. С 1923-24 гг. сосредоточился на клинической микробиологии, главным образом, на изучении возбудителей кишечных инфекций. Работая в ИЭМ и, по совместительству, в ВМА (1923-24) и больнице им. Ф.Ф.Эрисмана при 1 ЛМИ (1926-30), вырастил плеяду микробиологов, многие из которых заняли видное место в советской медицинской науке (В.И.Иоффе, А.А.Смородинцев, В.М.Берман, Б.Г.Аветикян, М.Н.Фишер и многие другие). Основал кафедру микробиологии в Ленинградском Педиатрическом медицинском институте (1928) и Отдел бактериологии в Институте им. Пастера (1929), был научным руководителем этого института (1929-37). Возглавлял Отдел медицинской микробиологии ИЭМ (1929-41), Ленинградскую Госсанинспекцию, в 1939-41гг. был заместителем директора по научной работе ЛФ ВИЭМ в 1940-41гг. - руководителем эпидемиологической лаборатории Сухумского фил. ВИЭМ.
Исследования, проводимые под его руководством, были направлены на решение актуальных проблем микробиологии и эпидемиологии дизентерии и брюшного тифа, разработку методов диагностики, лечения и предупреждения этих заболеваний. Была доказана дизентерийная природа так называемых <гемоколитов> (распространенного вида кишечных заболеваний, считавшегося эпидемиологически безопасным), что в корне изменило подход к больным гемоколитами и привело к значительному улучшению эпидемиологической обстановки в Ленинграде и других регионах СССР. Автор около 100 работ на русском и немецком языках, в том числе глав в фундаментальных руководствах по микробиологии Л.А.Тарасевича (1913) и В.Колле и А.Вассермана (1912, 1930), редактор 5-летнего отчета ВИЭМ на англ. яз. (1939), программный докладчик всесоюзных съездов терапевтов (1925, 1926), микробиологов (1926, 1928) и хирургов (1929), участник многих совещаний по проблемам кишечных инфекций, заместитель председателя Ленинградского микробиологического общества (1928-41) и член германского Общества микробиологов (Vereinigung f. Mikrobiologie), член редколлегии журнала <Архив биологических наук> (1934-37).
Гартох разделил судьбу многих советских микробиологов, репрессированных в 30-е гг. В 1930-м (13.08 - 27.10) и 1937-м (2.08.1937 - 20.05.1938) он арестовывался органами НКВД по ложному обвинению в шпионаже и вредительстве, но освобождался с полной реабилитацией благодаря ходатайству Р.Роллана, с которым была знакома одна из его сестер. Третий арест (31.05.1941) закончился гибелью в саратовской тюрьме (30.01.1942). Имя и труды Гартоха были надолго изъяты из научного обращения. В 1956 г. он был реабилитирован за отсутствием состава преступления [47, 49, 51, 55, 63].
Сохранилась, по-видимому, лишь небольшая часть рабочего архива Гартоха, которой не коснулись аресты. Уцелели комплекты немецких микробиологических журналов, отечественные и немецкие учебники, подшивки еженедельника <Русский врач> с 1891 по 1913 год (собранные еще Гельманом и Владимировым), папки с планами и отчетами отделов Владимирова и Гартоха (с 1924-41), четыре переплетенные подшивки работ Гартоха, его практикантов и сотрудников по 1935 г., а также перевязанные пакеты оттисков и рефератов по микробиологии, собранные Гартохом. Оттиски были рассортированы по пачкам, обернуты почтовой бумагой, перевязаны крестнакрест бечевкой и снабжены картонными бирками, на которых рукой Гартоха написаны названия тем: , и т.п. В этих пачках нет работ, вышедших после 1937г., из чего следует, что они были упакованы до второго ареста Гартоха. В результате этого ареста и последовавшего за ним 9-месячного заключения, Гартох потерял квартиру на Васильевском острове (Съездовская, 7, кв. 6) [48], где после смерти жены (1933) жил один, и был после освобождения поселен в институтском жилом доме (Кировский пр., 69-71). Ему дали обставленную казенной мебелью 2-комнатную квартирку, служившую ранее общежитием двум аспиранткам [60]. В ней он провел последние 3 года свободной жизни, возможно, не обзаводясь новым архивом. Если бумаги и остались, в их гибели после последнего ареста Гартоха (31.05.1941) можно не сомневаться. Началась война, Ленинград был блокирован, и новейшая часть гартоховского архива, скорее всего, сгорела в буржуйке новых жильцов. вверх

Через 3 дня после ареста Гартоха, приказом по ВИЭМ от 3.06.1941 г. [58], его отдел был слит с новым отделом микробиологии детских инфекций, созданным в ЛФ ВИЭМ в конце 1940 г. под руководством Иоффе. Оба отдела имели близкую тематику и располагались в одном помещении, в химическом корпусе института. В распоряжении Иоффе оказался и находившийся в лаборатории старый гартоховский архив. После войны отдел Иоффе перевели в <лондонский> корпус, куда перекочевал и архив Гартоха. На новом месте он был упрятан в надежные недра мрачных шкафов, где пролежал десятки лет, пережив Иоффе. В 1997 г. часть его была передана в Музей истории ИЭМ. Некоторыми бумагами гартоховского архива (планами и отчетами) в послевоенное время, по-видимому, пользовался Иоффе при планировании своей научной работы - они были обнаружены нами не в гартоховских папках, а в папках Иоффе, относящихся к работе его отдела во второй половине 40-х годов. К другим документам давно никто не притрагивался.
В пакетах с оттисками оказалось довольно много автографов известных ученых, достойных опубликования. Оттиски с автографами не составляли какой-либо специальной коллекции, Гартох не хранил их отдельно. Они попадались в разных пачках, где находились в соответствии с их научным содержанием. Круг корреспондентов Гартоха широк. В нем друзья и коллеги по ИЭМ (среди них и корифеи науки), микробиологи из других городов СССР. Обмен оттисками (и автографами) был элементом научной жизни и человеческого общения. Надписи характеризуют как тех, кто писал, так и тех, кому они адресованы. Некоторые, возможно, заинтересуют историков, изучающих творчество ученых.

Комментарии к автографам.
Ссылки, встречающиеся в этом разделе, относятся не только к списку литературы, но и к автографам, помещенным ниже и снабженным для удобства номерами. Ряд публикуемых автографов относится к ранним знакомствам Гартоха, возникшим в период его ученичества в Отделе эпизоотологии Владимирова (1907-15). Это автографы К.И.Врублевского [10] и В.Л.Якимова [40, 41]. Гартох застал в отделе много молодых людей - петербуржцев и приезжих, среди которых были как врачи-медики, так и ветеринарные врачи: А.С.Жирнов, В.О.Плескацевич, М.И.Виллим, Н.Н.Нагорский, Врублевский, П.В.Бекенский и многие другие. Об этом времени напоминает автограф доктора Врублевского, приехавшего из Беловежской пущи, где он занимался чумой кабанов. А.А.Владимиров имел два высших образования. Он окончил медицинский факультет Юрьевского университета (1890) и, по совету А.П.Ольденбургского, Ветеринарную школу (1894) в Альфоре под Парижем [44]. Одним из его заместителей в 1905-14гг. был Василий Ларионович Якимов (1870-1940), тоже ветеринарный врач.
У честолюбивого и волевого Якимова была примечательная биография [45]. После перенесенной в молодости тяжелой болезни он хромал на правую ногу. Сын крестьянина, он окончил Казанский ветеринарный институт и, благодаря исключительной энергии и целеустремленности, уже к 1909-11гг. занял видное положение в столичной ветеринарии. В 1909-13гг., по командировке МВД, работал во многих лабораториях Европы, где занимался изучением кровепаразитов, и по возвращении был избран заведующим протозоологическим отделением (1917) Ветеринарной лаборатории МВД [61]. Со студенческих лет много печатался, занимался публицистикой и издал две книги рассказов, с 1913г. был редактором журнала <Вестник общественной ветеринарии>. Он был рекордсменом по числу публикаций. В 1936г. Ленинградский ветеринарный институт, основанный им в 1919г. (первоначальное его название - Ветеринарно-бактериологический институт), отметил своеобразный юбилей: выход в свет его 500-й публикации. В 50-летнем возрасте, уже работая в своем новом институте и будучи профессором кафедры эпизоотологии Государственного института медицинских знаний (ГИМЗ; преобразован в Ленинградский Санитарно-гигиенический медицинский институт), Якимов решил получить еще и медицинское образование и стал студентом ГИМЗа (1920-22).
В ту пору, когда Гартох пришел в отдел Владимирова, там работали практикантками две сестры - Лидия и Нина (1880-1912) Коль. Лидия окончила Женский медицинский институт и стажировалась по медицинской микробиологии, Нина, еще не нашедшая своего пути, пришла в ИЭМ, видно, <за компанию>. Художественно одаренная, Нина Коль окончила (1897-1903) школу живописи и рисования известного графика академика Л.Е.Дмитриева Кавказского в Петербурге [45, 50]. Затем по примеру сестры решила стать медичкой и в 1903 г. поступила на Высшие женские медицинские курсы, но в 1904 г. была исключена за участие в студенческих беспорядках. Отправилась в Мюнхен и год училась в школе прикладного искусства Дебшица. В 1905 г. вернулась в Петербург и вместе с сестрой поступила практиканткой в Отдел эпизоотологии ИЭМ. В институте она прошла курс бактериологии у Н.К.Шульц и на <чумном форте> у Н.М.Берестнева, познакомилась с Якимовым и стала его женой. В 1906 г. она предприняла еще одну попытку получить высшее образование и поступила вольнослушательницей на естественное отделение Петербургского университета, но из-за болезни через год оставила и университет. С этого времени полностью посвятила себя мужу, сопровождала его во всех научных экспедициях и командировках и участвовала в его исследовательской работе. В период с 1909 по 1912 гг. они с Якимовым работали на зоологической станции в Неаполе, в Институте экспериментальной гигиены в Риме, Пастеровских институтах в Париже и Тунисе, Ветеринарной школе в Тулузе. Ими был найден ряд новых видов кровепаразитов, вызывающих болезни крупного рогатого скота, собак, рыб и других животных. Нина Карловна Коль, теперь Коль-Якимова, стала постоянным соавтором мужа. Многие статьи, напечатанные ими в немецких и французских журналах, украшены ее цветными рисунками. Последним местом совместной работы Якимовых стал Институт экспериментальной терапии им. Г.Шпейера (Georg Speyer-Haus) во Франкфурте-на-Майне (1911-12), где Якимов работал по командировке МВД, а Нине директор института П.Эрлих предоставил должность штатной ассистентки. Летом 1912 г., в возрасте 32 лет, Нина скоропостижно умерла во Франкфурте от обострения старого ревматического процесса. Ее провожал весь эрлиховский институт, речь Эрлиха была отмечена русскими газетами [54]. вверх


Якимов был на 11 лет старше Гартоха. Один из его автографов [40] относится к началу дружбы с Гартохом, другой [41], датированный 1922 годом, - к их последней с женой работе, выполненной в Неаполе еще при ее жизни. В этой статье описано несколько новых видов гемогрегарин (кровепаразитов морских рыб), одной из которых они дали имя А.А.Владимирова, другой - имя О.О.Гартоха (Haemogregarina vladimirovi и Haemogregarina hartochi). Во время I мировой войны Гартох был военным врачом и принимал участие в ликвидации вспышки холеры в воинских частях, расквартированных в Красном селе. Об этих <черных днях> вспоминает его армейский товарищ А.Я.Штернберг, врач-венеролог Клинического института Великой Княгини Елены Павловны (ныне Академия последипломного образования врачей) и Обуховской женской больницы [37].
В 1921 г. Гартох стал ученым секретарем ИЭМ. В этот период он получил в подарок несколько работ от руководителей отделов института - В.Л.Омелянского [21], Д.К.Заболотного [12], А.А.Садова [30]. Возобновились контакты со старым знакомым - Григориием Львовичем Селибером (1875 - после 1952). В 1917-18гг. Селибер работал в ИЭМ в Отделе общей микробиологии Омелянского. До революции он побывал в Пастеровском институте, а с 1923г. до 50-х гг. заведовал микробиологическим отделом Научного института им. П.Ф.Лесгафта [42, 56].
После окончания гражданской войны научная жизнь страны начала входить в колею. Перед здравоохранением остро стояла проблема борьбы с инфекционными заболеваниями, в первую очередь с дизентерией и тифами. Она была главной темой многочисленных съездов и совещаний, которые стали вновь собираться в Москве, Ленинграде и других городах: Всероссийских и Всесоюзных съездов бактериологов (1926, 1927, 1928), терапевтов (1925), хирургов (1929), сывороточно-вакцинных совещаний. Отдел сравнительной патологии ИЭМ, который по-прежнему возглавлял Владимиров, активно включился в эту проблему, в нем опять было много практикантов, действовали курсы по бактериологии. В начале 20-х в отделе появились молодые врачи Владимир Ильич Иоффе, Анатолий Александрович Смородинцев и Виктор Михайлович Берман, работал по просьбе С.И.Златогорова курсант кафедры ВМА Петр Васильевич Павлов, позже пришла в аспирантуру Алиса Александровна Вальдман. Работой внештатных практикантов руководил Гартох, теперь ассистент института и помощник заведующего отделом [50]. Новичкам он помогал и в написании статей, как правило, не ставя своего имени. В надписях Иоффе [14] и Павлова [22], сделанных на первых в жизни серьезных публикациях, заметна радость и искренняя благодарность шефу; Павлов, подписываясь, даже взял слово <автор> в кавычки [22]. Павлов после окончания ВМА служил военным бактериологом в Москве (1923-31). Демобилизовавшись, вернулся в Ленинград и с 1931г. работал в эпидотделе П.Ф.Здродовского в ГИЭМ-ВИЭМ. Был консультантоминструктором Института им. Пастера по организации сан.-эпид. лабораторий (1932-34), в 1935-м получил ученую степень кандидата медицинских наук по совокупности работ (присуждена ученым советом ВИЭМ по докладу Владимирова, Здродовского и Гартоха) [52, 53], а в 1940г. стал заместителем директора Института им. Пастера по научной работе, сменив на этом посту Гартоха (1929-37) и Иоффе (1937-40). В этот период Павлов подарил Гартоху несколько новых работ [23-26].
С Михаилом Дмитриевичем Тушинским [35] О.О.Гартох был хорошо знаком по больнице Эрисмана. Тушинский заведовал там сортировочным отделением, Гартох - бактериологической лабораторией. Весьма живые и теплые отношения сложились у Гартоха с Иоффе [1- 6,14-17]. После смерти Ленина пропаганда закрепляла за вождем умильноласковое имя Ильич, и сотрудники отдела Владимирова включились в игру: интимное прозвище <Ильич> дали Иоффе. Автором шутки мог быть и Гартох, он частенько обращался к Иоффе именно так [2-6] и сам стал подписываться в том же духе - <Оскарычем> [2]. Такой юмор требовал известной смелости и взаимного доверия. К 1940 году подпись <Ильич> была для Иоффе и Гартоха уже чем-то вроде пароля [17]. Гартох был внешне лоялен к власти, а после второго ареста даже начал цитировать Сталина [53]. Но взгляните на рисунок из его доклада от 19-20.02.1937 г. [46] и вы поймете, что не все было так просто. Невинный по содержанию рисунок представлял пять взаимосвязанных задач медицинской микробиологии по борьбе с кишечными заболеваниями. Но как представлял? Задачи заключены в картуши, смахивающие на проволочные удавки, картуши скованы кандальной цепью, а все вместе образует фигуру звезды. Чем не образ эпохи? Иоффе был связан с ИЭМ с 1924 года до конца своей жизни (1979), но в штате института состоял не все это время. В течение 2 лет (1934-36) он работал у проф. А.Г.Гурвича, в отделе экспериментальной биологии ВИЭМ, где изучал влияние митогенетического излучения (<лучей Гурвича>) на рост бактерий. О трудностях этой работы, заставивших Иоффе ее оставить, можно судить по надписи на единственной статье, выпущенной Иоффе по этой проблеме [16].
В коллекции Гартоха есть оттиски, подаренные и другими учениками - Смородинцевым, работавшим с ним в бактериологической лаборатории больницы им. Ф.Ф.Эрисмана [32], В.М.Берманом, сотрудником кафедры бактериологии ВМА [8], Вальдман, работавшей по окончании аспирантуры в Отделе патологической анатомии Н.Н.Аничкова [9]. В 30-е гг. Гартох участвовал во многих научных форумах и в этот период приобрел много новых друзей и знакомых. Среди них - М.И.Штуцер, В.В.Сукнев, И.И.Левин, Ш.Д.Мошковский, В.С.Деркач и многие другие.
Рисунок О.О.Гартоха, иллюстрирующий государственную систему бактериологического контроля [46]. Михаил Иванович Штуцер [43] входил в десятку крупнейших микробиологов страны. Кажется, не было микробиологической проблемы, которой он не коснулся, и микробиологического учреждения, которым не заведовал. Окончив Московский университет, он работал врачом в Порт-Артуре (1904-05) и в Полтавской губ. (1907-08), стажировался у Р.Коха (1909-11), заведовал Химико-бактериологическим институтом им. Феррейна в Москве (1911-14), служил военным врачом (1914-18), работал в Полтавском (1919-21) и Воронежском санитарно-бактериологических институтах (последний организовал и возглавлял), был профессором микробиологии Воронежского университета, директором Микробиологического института в Ростове-на-Дону, заведующим кафедрой микробиологии Северо-Кавказского университета (1927-30), директором Института эпидемиологии и микробиологии в Киеве (1930-35). Как микробиолог, он прославился тем, что в 1917г. (одновременно с немецким ученым К.Шмитцем) описал новый вид дизентерийной бактерии, вошедший во все учебники под названием палочки Шмитца-Штуцера (род Shigella). Гартоху он слал лаконичные дружеские приветы [38, 39]. В 1935 г. М.И.Штуцер был репрессирован. вверх

В.В.Сукнев [33] заведовал кафедрой микробиологии Саратовского медицинского института; П.Розен [29] работал в эпидотделе Института инфекционных болезней им. И.И.Мечникова в Москве (дир. проф. С.В.Коршун), И.И.Левин [19] был сотрудником эпидемиологического сектора Одесского санитарно-бактериологического института, В.С.Деркач [11] занимался паратифом пчел на Харьковской областной опытной станции пчеловодства Наркомзема.
Шабсай Давидович Мошковский (1895-1982), паразитолог, чл.-корр. АМН СССР (с 1946), в конце 30-х заведовал кафедрой малярии и тропических болезней Центрального института усовершенствования врачей и был сотрудником Всесоюзного тропического института им. Е.И.Марциновского в Москве; занимался химиотерапией и эпидемиологией паразитарных болезней [59].
В 1934-35 гг. возобновилось присуждение ученых степеней. Первое время их часто присуждали без защиты диссертации, по совокупности работ. Многие специалисты, известные в своей области, безусловно, этого заслуживали. В ЛФ ВИЭМ этими вопросами занималась квалификационная комиссия под председательством Владимирова. В ее состав входили видные ученые института, представлявшие разные области знания. Гартох, Здродовский, сам Владимиров, а после 1935 года также Смородинцев, Степанов и Иоффе - были постоянными экспертами работ по микробиологии, вирусологии и иммунологии. Для присуждения кандидатской степени назначалось два, для докторской - три эксперта. Эксперты выступали перед комиссией с заключением о качестве работ претендента, комиссия выносила решение, и оно утверждалось ученым советом. Не запрещалось назначать экспертами руководителей диссертанта, наоборот, считалось правильным, чтобы именно научный руководитель представлял работы своих подопечных. Так, по представлению Гартоха, Владимирова, Глухова, Здродовского стали: докторами наук Смородинцев, Иоффе, Берман, А.В.Степанов, П.Розен; кандидатами - сотрудники Гартоха Е.Т.Павлова, К.П.Муратова, М.А.Рапопорт, М.А.Зеликина, М.И.Каневская, А.М.Беньяш, Э.М.Новгородская М.Е.Кроль, О.И.Соловьева, сотрудники Иоффе - К.М.Розенталь и Л.М.Хай, сотрудники Смородинцева - С.М.Островская, О.И.Шишкина, и многие другие. Претен- денты, подававшие свои работы в квалификационную комиссию, часто делали на них дарственные надписи [18, 19, 29, 34, 35]. Мария Александровна Рапопорт, надписавшая Гартоху несколько своих работ, была постоянной сотрудницей Г.А.Ивашенцова. Ее научный дуэт с Ивашенцовым был на редкость прочным и плодотворным и сохранялся вплоть до смерти Ивашенцова в 1933 году. В 20-х они вместе работали в лаборатории Обуховской мужской больницы (главный врач А.А.Нечаев), которой Ивашенцов заведовал. Позже Ивашенцов сам стал главным врачом Обуховской больницы, а Рапопорт приняла заведование этой лабораторией. Когда Ивашенцова назначили главным врачом Барачной больницы им.Боткина, Рапопорт перешла с ним туда, возглавив лабораторию этой больницы. Мы далеки от намерения классифицировать человеческие отношения, но тесное научное содружество Ивашенцова и Рапопорт, по-видимому, все же продолжает ряд подобных примеров творческой и личной преданности, известных из истории науки: И.П.Павлов - М.К.Петрова, В.М.Берман - Е.М.Славская, В.И.Иоффе - К.М.Розенталь... В конце 20-х - начале 30-х годов ГИЭМ-ВИЭМ курировал деятельность практически всех бактериологических учреждений Ленинграда. Лаборатория Барачной больницы им.Боткина курировалась Гартохом. В 1935-37 гг. сотрудники лаборатории больницы им. Боткина даже числились в штате ВИЭМ по отделу медицинской микробиологии, которым заведовал Гартох, хотя местом их фактической работы оставалась больница им. Боткина. Отсюда тесные связи Гартоха с Рапопорт, сотрудниками ее лаборатории М.Н.Фишером [38], Бунте и другими, а также с Ивашенцовым. В 1927г. в этой лаборатории произошло ЧП: служители наварили в автоклаве студня, втихомолку ели его четыре дня и почти все заболели (14 человек). В злосчастном студне и у заболевших нашли один и тот же возбудитель - причем тот же, что и у нескольких городских больных, поступивших в больницу незадолго до этого события. История с этой внутрибольничной инфекцией наделала много шума, хотя и не имела репрессивных последствий ни для Ивашенцова - главного врача больницы, ни для Гартоха - прямого начальника служителей, допустивших нарушение правил поведения в бактериологической лаборатории. Оба излагали ее чуть по-разному, каждый благородно брал вину на себя и умалчивал то одну, то другую подробность. Случай обсуждался даже на Первом всероссийском съезде бактериологов, проходившем в Ленинграде в мае 1927г. [62]. Ивашенцов умер рано, в 50-летнем возрасте. В его автографе, датированном за год до смерти, чувствуется усталость [13]. Большинство оттисков Рапопорт [приведены два: 27, 28] подарены Гартоху в 1934-35 годах, когда Рапопорт проходила квалификационную комиссию для получения ученой степени. Одна из ее эмоциональных надписей, почти вопль [28], по-видимому, навеяна воспоминаниями 13-летней давности. вверх

Автографы

Автографы пронумерованы в том же порядке, что и соответствующие им статьи N 1-41 в списке литературы.
1. Гартох О.О.-В.И.Иоффе: [Дорогому коллеге Иоффе от немецкого шефа Гартоха.].
2. Гартох О.О. - В.И.Иоффе: <Дорогому <Ильичу> от Оскарыча>. (1925).
3. Гартох О.О.- В.И.Иоффе: <Дорогому Ильичу от О.Гартох>. (1926).
4. Гартох О.О.-В.И.Иоффе:<Ильичу Серологу от среднего начальства>. (1927).
5. Гартох О.О.-В.И.Иоффе: von seinem betagten amicus>. (1928). [Дорогому <Ильичу> от старого друга ].
6. Гартох О.О. - В.И.Иоффе: <Дорогому - из дорогих - Ильичу от любящего О.Гартоха>. (1930).
7. Гартох О.О.-А.С.Костенецкому: <Дорогому Анатолию Степановичу Костенецкому с <Помни о нас>. Гартох>.1929. [Мotto - девиз (ит.)]
8. Берман В.М. - О.О.Гартоху: <Глубокоуважаемому и дорогому Оскару Оскаровичу Гартох от автора. 23.03.30 г.>.
9. Вальдман А.А. - О.О.Гартоху: <Глубокоуважаемому Оскару Оскаровичу Гартох от автора. 25.02.30 г.>.
10. Врублевский К.И.- О.О.Гартоху: <Многоуважаемому Оскару Оскаровичу Dr. Гартоху в знак высокого уважения от автора. Беловежская пуща>.
11. Деркач В.С. - О.О.Гартоху: <Глубокоуважаемому Оскару Оскаровичу Гартоху от В. Деркач. 20.11.27. Харьков>.
12. ЗаболотныйД.К. - О.О.Гартоху: <Дорогому О.О.Гартоху от Д.Заболотного. 7.03.1923>.
13. Ивашенцов Г.А. - О.О.Гартоху: <Едва ли не все, на что способен автор. 22.03.33>.
14. Иоффе В.И. - О.О.Гартоху: <Глубокоуважаемому и дорогому Оскару Оскаровичу от признательного Вл. Iоффе. Ленинград. 13.08.24 г.>.
15. Иоффе В.И. - О.О.Гартоху: <Старому учителю от стареющего ученика. 2.02.35>.
16. Иоффе В.И. - О.О.Гартоху: [Моему дорогому Оскару Оскаровичу. Из глубин...].
17. Иоффе В.И. - О.О.Гартоху: <Тому самому, который уму-разуму учил и учит. Ильич. 4.07.40 г.>.
18. Каневская М.И. - О.О.Гартоху: <Оскару Оскаровичу Гартох. 26.01.35. М.Каневская>.
19. Левин И.И. - О.О.Гартоху: <Профессору Оскару Оскаровичу Гартоху с чувством глубокого уважения и признательности. И.Левин. 22.04.37 г.>
20. Мошковский Ш.Д. - О.О.Гартоху: <Глубокоуважаемому Оскару Оскаровичу Гартох в pendant к его докладу 7.05.40 г. от автора скромного этюда по клинической паразитологии. Ш.Мошковский>. [pendant - соответствующее (по достоинству), равное, в дополнение кому-, чему-л.].
21. Омелянский В.Л. - О.О.Гартоху: <Дорогому О.О.Гартох автор. 5.05.1921. Петроград>.
22. Павлов П.В. - О.О.Гартоху: <Дорогому учителю и самому лучшему из людей Оскару Оскаровичу Гартох от любящего ученика <автора>. 26.10.24.
23. Павлов П.В. - О.О.Гартоху: <Дорогому наставнику в науке и жизни Оскару Оскаровичу Гартох от автора. 16.12.34 г. П.Павлов>.
24. Павлов П.В. - О.О.Гартоху: <Дорогому Оскару Оскаровичу Гартох от любящего Петра. 16.12.34 г.>.
25. Павлов П.В. - О.О.Гартоху: <Дорогому учителю О.О.Гартоху от автора-ученика. 8/I-34. П.Павлов>.
26. Павлов П. - О.О.Гартоху: <Дорогому Оскару Оскаровичу на добрую память 21.06.35 от Петра>.
27. Рапопорт М.А. - О.О.Гартоху: <Дорогому Оскару Оскаровичу дарю свой <карликовый> труд. М. Рапопорт. 1.02.35 г.>.
28. Рапопорт М.А. - О.О.Гартоху: <Дорогому Оскару Оскаровичу - нашему общему другу! На память о безвозвратном прошлом! 1.02.1935. Рапопорт>.
29. Розен П. - О.О.Гартоху: <Глубокоуважаемому Оскару Оскаровичу. Розен. 2.03.30 г.>
30. Садов А.А. - О.О.Гартоху: <Дорогому Оскару Оскаровичу Гартоху от искренно преданного автора. 11 июля 1927 г.>.
31. Селибер Г. - О.О.Гартоху: <Многоуважаемому Оскару Оскаровичу Гартоху от автора>.
32. Смородинцев А.А. - О.О.Гартоху: [Высокочтимому учителю герру О. О. Гартох с наилучшими чувствами от автора].
33. Сукнев В.В. - О.О.Гартоху: <Многоуважаемому проф. Гартох от автора. 8.12.34>.
34. Тер-Осипова М.З. - О.О.Гартоху: <Дорогому Оскару Оскаровичу от авторов. 27.01.35 г.>.
35. Тушинский М.Д. - О.О.Гартоху: <Дорогому Оскару Оскаровичу. 10.06.1930. Мих. Тушинский>.
36. Фишер М.Н. - О.О.Гартоху: <Дорогому Оскару Оскаровичу в знак признательности за отзывчивость и готовность оказать содействие компетентным мнением и авторитетным советом. 18.12.1926. М.Фишер>.
37. Штерберг Ар.Я. - О.О.Гартоху: <Многоуважаемому О.О.Гартоху на добрую пямять о черных днях в Красном Селе в лето 1915 От Ар.Штернберг>.
38. Штуцер М.И. - О.О.Гартоху: <Глубокоуважаемому Оскару Оскаровичу Гартох авторы. Ростов н. Д. 25.02.1928>.
39. Штуцер, М.И. - О.О.Гартоху: <Привет от автора. 1927. Ростов н/Д.>.
40. Якимов В.Л. - О.О.Гартоху: <Милому Осе от соработника - автора>.
41. Якимов В.Л. - О.О.Гартоху: <Дорогому Осе Гартоху посвятили Haemogregarina hartochi авторы - покойная Нина Карловна и В.Л.Якимов. СПб. 22.06.1922> вверх

Литература
1. Schlossberger H., Hartoch O. Weitere Untersuchungen ueber die Wertbestimmung des antitoxischen Dysenterieserums. Deutsche Med., 1925, N 45, S. 1-4 [1].
2. Гартох О.О, Акинфьев К.Ф. К биологии ароматообразующих микробов. Журн. микробиол., патол. и инфекц. бол., 1924 (1925?), т. 2, в. 1, 33-48.
3. Гартох О.О, Муратова К.П, Свищевская Е.К. Хрониосепсис, в частности Endocarditis lenta, с точки зрения бактериологии. К биологии Streptococcus viridans. Микроб. Журн., 1926, т. 3, вып. 3, 156-168.
4. Гартох О.О. О серопрофилактике кори.// Микроб. ж., 1927, т. 4, в. 1, 49-62.
5. Hartoch O., Rothermundt M. Experimentelle Studien mit Syphilis und Rekurrens-spirochatose. VII. Untersuchungen ueber die Sterilisierung mit Salvarsan bei experimenteller Rekurrensinfektion der Mause. Deutschen Med. Wochenschr., 1928, N 51, S. 1-7.
6. Prigge R., Hartoch O. Untersuchungen ueber die Wertbesimmung des Dysenterieserum mit Hilfe eines hochwertigen Shiga-Kruse-Toxins. Arb. aus d. Staatl. Inst. f. exper. Therapie und dem Georg Speyer-Haus zu Frankfurt a. M., 1930, H. 23, S. 1-26.
7. Гартох О.О. Бактериология тифозной-паратифозной группы. на 1-м Всеросс. микробиол. съезде. 25-29 мая 1928. //Тр.съезда, Л., 1929, с. 10-28.
8. Берман В.М. К вопросу о серологической диссоциации в паратифозной группе. //Микробиол. ж., 1929, т. 9, в. 3, с. 288-295.
9. Вальдман А.А. Экспериметальные исследования о паратифозных заболеваниях. //Арх. биол. наук, 1929, т.29, в. 4, 561-572.
10. Врублевский К.И. Чума диких кабанов. //Арх. вет. наук, 1908, окт., с. 1-17.
11. Деркач В.С., Перешивайло С.И. Паратиф пчел.//Ветеринарне Дiло, 1926, N 6-7, с. 1-7.
12. Заболотный Д.К. (Zabolotny D.K.) Die Pestherde in Sudost-Ru?land und der Mandschurei. Arch. f. Schiffs- und Tropen-Hygiene, 1922, Bd. 26, S. 380-383.
13. Ивашенцов Г.А. Брюшной тиф и борьба с ним. Ленмедиздат, 1932, 32 с.
14. Иоффе В.И. (Joffe W.) Zur Frage der kulturellen Differentialdiagnostik der Koli-Typhusgruppe. Deutsch. Med. Wchschr., 1924, Nr. 27, S. 1-3.
15. Иоффе В.И., Дорошенко А.П., Чистякова Н.Ф. О серологических особенностях культур, выделенных при замкнутой эпидемической вспышке паратифа В.// Арх. биол. наук, 1934, т. 35, в. 2, с. 399-413.
16. Иоффе В.И., Биллиг Е.С. Материалы по применению бактерийного детектора в митогенетическом опыте.// Арх. биол. наук, 1935, т. 40, с. 5-22.
17. Иоффе В.И. Очередная задача в изучении проблемы инфекции и иммунитета. //Арх. биол. наук, 1940, т. 58, в. 1, с. 3-24.
18. Каневская М.И., Васильева Л.В.. К проблеме тифозно-паратифозного бациллоносительства в освещении эксперимента. Носительство и выделение паратифозных В (Schotmullera) микробов у белых мышей при энтеральной иммунизации.// Арх. биол. наук, 1934, т.35, в. 3, с. 707-713.
19. Левин И.И., Матусис А.С. Реакция связывания комплемента при брюшном тифе. //Експериментальна Медицина, 1936, N 11, с. 111-118.
20. Мошковский Ш.Д. Взаимоотношение макро- и микроорганизма при малярии и их значение для эпидемиологии и терапии. //Педиатрия, 1939, N 7, с. 74-83.
21. Омелянский В.Л. Кумыс (критический обзор). Петроград, 1921.
22. Павлов П. К вопросу о патогенных свойствах B. subtilis.// Вестн. микробиол. эпидемиол., 1923, т. 3, в. 1-2, с. 33-42.
23. Павлов П., Пушнова А., Крыжановская С. Опыт титрования противоменингококковых лечебных сывороток на кроликах по субарахноидальному методу.// Арх. биол. наук, 1934, т. 35, в. 2, с. 427-440.
24. Павлов П., Пушнова А., Крыжановская С. Материалы к характеристике менингококковых штаммов.// Арх. биол. наук, 1934, т. 35, в. 2, с. 399-413.
25. Павлов П.В., Хай Л.М. Отпыт обследования на менингококковое носительство// Тр. ВИЭМ при СНК СССР. Л., 1933, т.1, в. 1, с. 61-69.
26. Павлов П.В. (Pawlow P, Puschnova A., Kryjanovskaja S.) Zur Titration der Antimeningokokkenheilsera. I. Titration der Sera nach der Subarachnoideal- methode. Zentralbl. f. Bakt., Parasitenkunde u. Infektionskrankheiten, 1934, Bd. 134, S. 244-249.
27. Рапопорт М.А., Фишер М.Н., Вайнтрауб А. Наблюдения над карликовыми штаммами типа Якобсена, выделенными из крови брюшотифозных больных. //Арх. биол. наук, 1934, т. 35, в. 3, с. 649-659.
28. Рапопорт М.А. (Ивашенцов Глеб, Рапопорт Мария). Об N- паратифобациллозе.//Сб. научн. тр. в честь 50-летия научно-врачебн. деятельности гл. врача Обуховской б-цы проф. А.А.Нечаева, 1922, с. 1-13.
29. Розен П., Фалькович Л., Соболева Л. Об изменчивости микробов тифознопаратифозной группы. //Ж. микробиол., патолог. и инфекц. бол., 1929, т.6, в. 3-4, с. 115-122.
30. Садов А.А. Эпидемический грипп (этиология, эпидемиология, профилактика). Л., 1927, 51 с.
31. Селибер Г. К физиологии пурпурных бактерий. Изв. Петрогр. научн. инта. им.П.Ф.Лесгафта, 1923, т. VI, с. 1-6.
32. Смородинцев А.А. (Abramson B.P., Smorodinzeff A.A.) Experimentelle Untersuchungen zur Frage der mechanischen Handedesinfektion. Zentralbl f. Chirurgie, 1928, Nr. 34, S.2125-2130.
33. Сукнев В.В. К критике некоторых вопросов учения об инфекции. //Вестн. микробиол., эпидемиол. и паразитол, 1933, т.12, в. 4, с. 243-256.
34. Кузнецов А.И., Тер-Осипова М.З. К вопросу о сравнительной оценке брюшнотифозной анавакцины и гретой карболизированной вакцины.// Арх. биол. наук, 1934, т.35, в. 3, с. 826-838.
35. Тушинский М.Д., Котляренко Б.Н. К технике диагностической пункции грудины и к методике приготовления препаратов пунктата. Пункция костного мозга при сыпном тифе. //Тер. арх., 1929, т. 7, в. 6, с. 784-798.
36. Фишер М.Н. Новый метод постановки реакции Видаля.// Врач. дело (Харьков), 1926, N 21, с. 1-8.
37. Штерберг Ар.Я. Вакционодиагностика гонорреи у женщин.//Новое в медицине, 1911 г., N 21.
38. Штуцер М.И, Взоров В.И. Бактериология гниения сахарной свеклы. Киев, 1927. 50 с.
39. Штуцер М.И. (Stutzer, M.J.) Darmbakterien der Kaltbluter. Centralbl. f. Bakt., Parasitenkunde u. Infektionskrankheiten, 1926/27, Bd. 69, S. 164-178.
40. Якимов Вас. Л. Кровепаразиты домашних животных. II. Спириллозы (Обзор с 1903-08 гг.). // Ж. научн. и практич. вет. мед., Юрьев, 1909. 55 с.
41. Якимов В.Л. (Kohl-Yakimoff, Nina, und Yakimoff, W.L.) Hamogregarinen der Seefische. Centralbl. f. Bakt., Parasitenkunde u. Infektionskrankheiten, 1915, Bd. 76, H. 2/3, S.135-150.
42. Анкеты членов Лен.микробиологического общества. Анкета Г.И.Селибера от 27.01.1927 г. Архив отдела иммунологии ИЭМ РАМН.
43. Биологи. Биографический справочник. Киев. 1984.
44. Владимиров А.А. Воспоминания микробиолога. М., 1991.112 с.
45. Воробьев В.В., Воевода Н.И. Якимов Василий Ларионович, первый ректор Ветеринарно-зоотехнич. ин-та в Петрограде. // Вестник Междунар. Академии <Информация, связь, управление в технике, природе, обществе>, СПб, 1997, в. 10-2, 30 с.
46. Гартох О.О. Отчет отдела медицинской микробиологии ЛФ ВИЭМ. 19-20.02.1937 года. Рук. 25 с. Музей истории ИЭМ
47. Грекова Т.И., Ланге К.А. На пути к документальной истории Института экспериментальной медицины // Актуальные вопросы биологии и медицины. Фундамент. и прикладные проблемы. В. 2. Л.,1990.С. 149 - 160.
48. Иоффе Д.В. Запись беседы 20 мая 1998 г. Архив автора.
49. Каверин В. <Эпилог. Мемуары>. М. 1997.
50. Красавицкий П.М. Воспоминания. Рук., Музей истории ИЭМ РАМН.
51. Личное дело О.Гартоха (1907-30). Архив ИЭМ РАМН.
52. Личное дело П.В.Павлова. Архив ИЭМ РАМН.
53. Назаров П.Г., Вихман А.А., Софронов Б.Н., Голиков Ю.П., Тотолян А.А., Деревянко Ю.М. В.И.Иоффе в Институте экспериментальной медицины (1923-1979). СПб., ИЭМ, 1998.
54. Памяти Нины Карловны Коль Якимовой.//Русский врач, 1912, N 35, с. 1443-1444; там же N 42, с. 1773-1774;
55. Первый в России исследовательский центр в области биологии и медицины. Л. 1990.
56. Полянский Ю.И. Годы прожитые. Воспоминания биолога. СПб. 1997.
57. Приказы по личному составу ЛФ ВИЭМ им. А.М.Горького за 1935-41 гг. Архив ИЭМ РАМН. Приказы за 1941 г., л. 2.
58. Пятьдесят лет Академии Медицинских Наук РАМН. М. НИЦ <Медицинский музей>, НИИ Истории медицины, 1994, с. 126.
59. Савельвольф Г.Б. Запись беседы 13 июля 1998 г. Архив автора.
60. Скрябин К.И. Моя жизнь в науке. М. 1969.
61. Труды 1 Всеросс. микробиолог.съезда.Ленинград,25-29 мая 1928. Л. 1929.
62. Ульянкина Т.И. Зарождение иммунологии>. М. 1994.

Работа выполнена при поддержке РФФИ N98-04-49695 c.211

Свидетельство о регистрации сетевого электронного научного издания N 077 от 29.11.2006
Журнал основан 16 ноября 2000г.
Выдано Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций
(c) Перепечатка материалов сайта Medline.Ru возможна только с письменного разрешения редакции

Размещение рекламы

Rambler's Top100